Irene Masing-Delic: Incompatible Collaborators: Gor’kii, Khodasevich, and “Belfast”

Irene Masing-Delic


Slavic and East European Journal, vol. 62, no.4 (Winter 2018), pp. 643–662


This article examines the role that the 1925 publication of the sketch “Belfast” played in the rupture of Gor’kii’s and Khodasevich’s collaborative and friendly ties. Dissonances had emerged earlier with a heated discussion about the role of progressive forces in history with Khodasevich expressing skepticism about the absolute value of progress and Gor’kii manifesting a virtually religious faith in unstoppable Progress which he envisioned as taking place in the Soviet Union. He thus signaled his growing inclination to return to the country which he had left some years ago, while Khodasevich made clear that he would not. The main part of my article offers a close reading of “Belfast,” a brief essay that has not attracted much attention, but nicely sums up the positions Khodasevich took against Soviet socialism and utopian dreams of “making fairytales come true,” as well as his critique of capitalist “bigger, better and faster” attitudes. Conjuring up a vision of the sinking Titanic which had been built at Belfast’s shipyard, he contrasts it with the indestructible ship of Poetry built out of words in Pushkin’s poem “Autumn.” Gor’kii chose not to notice these (subtextual) nuances but to focus on his former colleague’s perceived distrust of Soviet industrial potential and “eulogy” to Western technical accomplishments. The only eulogy Khodasevich offers in “Belfast” however is to the might of Poetry which no technology in any country can rival.


Несовместимые сотрудники:  Горький, Хoдасeвич, и oчeрк “Бeльфаст”

Айрин Мэзинг-Делич

В данной статье рассматривается вопрос о роли, которую сыграла публикация oчерка В. Хoдасевича “Бeльфаст” (газета «Последние новости», 26 мая 1925 года) в разрыве сотрудничества и дружеских отношений между ним и  М. Горьким. Существовавшие между ними и ранее идейные разногласия вылились наружу во время спора о том, какое значение имеет научно-технический прогресс в историческом процессе; под конец спора Хoдасевич выразил сомнения касательно абсолютной ценности так называемого прогресса (сказав, что не «любит» его). Горького, в свою очередь, задело это неуважительное отношение к «священной» для него идее Прогресса и к его мечтам о том, что самые великие цели Прогресса будут осуществлены в Советском Союзе.

Позиции оппонентов в этом споре не только проясняют их общие историко-философские взгляды, но и указывают как на возрастающее желание Горького вернуться в Советский Союз, покинутый им несколько лет тому назад (в 1921 г.), так и на предпочтение Хoдасевича остаться в эмиграции.

Большая часть статьи посвящена анализу очерка «Бельфаст», который до сих пор не привлекал особого внимания критиков, несмотря на то, что он суммирует критическое отношение Ходасевича к советскому социализму с его верой в то, что «сказка станет былью» любой ценой при помощи социального прогресса и вдохновленного им пропагандистского искусства. Тем не менее, Ходасевича также мало прельщали капиталистические и потребительские лозунги по типу «как можно больше, как можно скорее». Обращаясь к трагическому образу утонувшего корабля «Титаник», который был построен на бельфастской верфи, и одновременно отсылая к последним строкам пушкинского стихотворения «Осень», Ходасевич противопоставляет ушедшее под воду высшее к тому времени достижение капиталистического хозяйства неразрушимому кораблю поэзии, который строится не из стали, а из «магии слов». Горький не обратил внимания, или посчитал несущественными, эти интертекстуальные нюансы, сосредоточившись в своих негативных откликах на «Бельфаст» на предполагаемом им недоверии своего бывшего сотрудника к потенциалу советской промышленности и на его «непростительном» восхвалении западной технологии. Однако, при более внимательном чтении Горький бы понял, что единственное славословие в «Бельфасте» предназначалось только мощи Поэзии, с которой не может соперничать ни одна технология какой-либо страны мира.


Irene Masing-Delic is retired from the Ohio State University and currently affiliated with the Department of Germanic and Slavic Languages and Literatures at the University of North Carolina, at Chapel Hill. Her publications include Abolishing Death, Exotic Moscow under Western Eyes and From Symbolism to Socialist Realism. A Reader, as well as numerous articles on late nineteenth-century, symbolist, and early Soviet literature.